фбжжvkютубгу одл

Расхожие мифы о Великой Отечественной

Расхожие мифы о Великой Отечественной

Накануне Дня всенародной памяти и скорби самое время вспомнить расхожие мифы о Великой Отечественной войне. Эти мифы уже не первый год вбиваются в массовое сознание и, чего греха таить, иногда находят понимание у определенной части российского общества. Рассмотрим вкратце некоторые из них.

Одна из самых излюбленных тем для спекуляций - это вопрос о наших потерях в Великой Отечественной войне. Какие только цифры не называют всякие "продвинутые2 политологи и журналисты: тридцать, сорок и даже пятьдесят миллионов погибших. К сожалению, ситуацию усугубляла и закрытость этой темы в официальной историографии войны. Долгое время никаких точных цифр никто общественности не сообщал. Как приклеилась когда-то цифра в 20 миллионов – так и кочевала на протяжении десятилетий из одной публикации в другую. И никто никогда не задавался вопросом: а почему, собственно, 20 миллионов? Откуда такая кругленькая цифра взялась?

А взялась она во времена Хрущёва. Никита Сергеевич, как известно, без разбора объявлял вредным и ошибочным все, что делалось в период "культа личности". Так же получилось и с потерями в войне. Сразу после окончания войны народу было официально объявлено: Советский Союз потерял 7 миллионов человек. Вникать в нюансы никому не рекомендовалось. Потом, правда, объявили, что 7 миллионов - это только потери армии. А ещё были потери среди мирного населения. Это еще столько же. Итого: 14 миллионов. Хрущёву этого показалось мало. И цифра потерь была произвольно увеличена до 20 миллионов. Долгие годы эти данные считались истиной в последней инстанции.

Новый виток интереса к этой теме возник в годы горбачевской перестройки. Тогда появилось немало ниспровергателей нашей истории. Им, как и Хрущёву, цифра в 20 миллионов тоже показалась слишком маленькой. Неужели коварного врага наша бестолковая социалистическая система смогла одолеть столь малой кровью? Это же недопустимо! Вот тогда и стали говорить сначала о 25 миллионах, потом - о тридцати, а отдельные демократически настроенные авторы договорились до того, что Советский Союз, мол, потерял только убитыми 40 миллионов человек. Именно тогда в массовое сознание стали вбивать известную концепцию о том, что войну мы выиграли исключительно "трупозаваливанием". И что если бы Германия воевала таким же образом, то есть не считаясь с потерями, еще неизвестно, кто кого одолел бы в этой бойне.

Миф о колоссальных потерях Красной армии, во много раз превосходивших потери гитлеровцев, живуч до сих пор. Многие именитые и считающие себя умными журналисты и политики, когда речь заходит о победе, патетически возглашают: это потому что трупами завалили. Между тем, реальные цифры наших потерь уже давно известны. Сегодня это не секрет. Согласно официальным данным Министерства обороны России, общие потери советского народа в войне составили 26,5 миллионов человек. Из них военные потери - 8,6 миллиона человек. Остальные 18 миллионов - это мирные жители, уничтоженные на оккупированных территориях, погибшие от голода и бомбёжек, а также военнопленные, сгинувшие в лагерях. Немцы вместе со своими союзниками потеряли на фронтах 7,2 миллиона человек. Как видим, боевые потери Красной армии и вермахта вполне сопоставимы.

И еще несколько любопытных цифр. На момент начала войны в Красной армии находились 4 миллиона 826 тысяч военнослужащих, а также 75 тысяч сотрудников других ведомств, которые стояли на довольствии наркомата обороны. За все время войны было мобилизовано 29,5 миллиона человек. К 1 июля 1945 года в армии находились 11,39 миллиона человек, в госпиталях на лечении - 1 миллион 46 тысяч солдат и офицеров.

Другой миф, тесно связанный с вопросом о потерях, звучит примерно так: с самого начала войны силы СССР и Германии были неравными, у Советского Союза гигантская территория и неисчерпаемые людские ресурсы, а у Германии - ничего. Это все равно что Слон и Моська: разные весовые категории. Поэтому, дескать, и гордиться особо нечем: при любом раскладе огромный Советский Союз раздавил бы крошечную Германию, как клопа. Попробуем разобраться, опираясь на конкретные цифры.

Население СССР перед войной – 193 миллиона человек. Население Германии – 80 миллионов. На первый взгляд, действительно у нас значительное превосходство. Но 22 июня 1941 года советскую границу перешли не только немцы. В союзниках Германии на тот момент числились Италия, Румыния, Венгрия, Австрия и Финляндия. Воинские контингенты этих стран с удовольствием приняли участие в походе на Восток. Население Италии перед войной – 50 миллионов человек, Румынии – 20 миллионов, Венгрии – 10 миллионов, Австрии – 7 миллионов, Финляндии – 4 миллиона. Итого еще 90 миллионов человек. Прибавьте их к немецким 80 миллионам – и получим 170 миллионов, то есть почти столько же, сколько и у нас.

Но и это еще не все. К 22 июня 1941 года на Гитлера работала практически вся континентальная Европа. Причем, делала это, за редким исключением, исправно и с большой охотой. Оружие для вермахта ковали французские, бельгийские, голландские, норвежские, чехословацкие, датские и польские рабочие. А еще – два с лишним миллиона французских солдат и офицеров, почти без боя сдавшихся немцам в плен летом 1940 года. Широкое использование трудоспособного населения оккупированных стран для оборонных нужд позволяло гитлеровскому режиму высвобождать миллионы своих подданных для службы в армии и военизированных структурах.

Советский Союз такой возможности не имел: наш народ и воевал, и работал до изнеможения в тылу, ибо рассчитывать мог только на себя. Вот и получается, что человеческие ресурсы СССР вовсе не были такими уж неисчерпаемыми. Как раз наоборот: неисчерпаемыми были людские ресурсы Германии и ее союзников: в 1941 году в покоренной немцами Европе проживало почти 400 миллионов человек. И подавляющее большинство из них в той или иной мере работало на Третий рейх.

Что касается гигантской советской территории, этот пассаж даже не требует специального пояснения. Достаточно взглянуть на карту нашей страны, чтобы понять: две трети нашей территории – это тайга, тундра и вечная мерзлота. Так было и семьдесят лет назад. Сравнительно обустроенной была лишь Европейская часть страны, где было сосредоточено до 80 процентов всего промышленного и человеческого потенциала.

Эта территория и стала предметом интереса противника. Неслучайно план "Барбаросса" предусматривал конечной целью продвижения вермахта линию Архангельск - Волга - Астрахань. Все, что лежало к востоку от Волги, фрицев не интересовало. Площадь континентальной Европы, находившейся под властью Гитлера, и площадь Европейской части СССР практически равны. Так что миллионы квадратных километров непроходимой тайги и тундры вряд ли можно считать существенным преимуществом Советского Союза.

Ещё один миф, который любит повторять диссидентствующая публика, звучит примерно так: все, кто побывал в плену у немцев или был угнан на работу в Германию, после войны отправились в ГУЛАГ. Между тем, по поводу того, кто куда отправился после войны, есть вполне конкретная статистика, которую не помешало бы знать любителям военной мифологии.

24 апреля 1946 года Уполномоченный Совмина по делам репатриации генерал Филипп Голиков представил в правительство подробный отчет о работе его ведомства. Согласно этому документу, репатриации на Родину подлежало 5 миллионов 675 тысяч 544 человека из числа бывших военнослужащих Красной армии, попавших в плен, и мирных граждан, угнанных в Германию на принудительные работы. По состоянию на первое марта 1946 года, на Родину уже было отправлено 5 миллионов 352 тысячи 963 человека. Из них 3 миллиона 259 тысяч 857 человек уехали к местам их довоенного проживания и устроились на работу по специальности.

Репатриантам было выделено 20 тысяч 394 га приусадебных участков, 64 тысячи 655 домов и 54 тысячи 545 квартир (и это в условиях послевоенной разрухи!), а также оказана единовременная финансовая помощь на общую сумму 62 миллиона 500 тысяч рублей. Вот так кровожадный сталинский режим заботился о тех своих гражданах, кто волею судьбы оказался за пределами Отечества.

Один миллион 55 тысяч 925 репатриантов призывного возраста пополнили ряды армии и флота. 608 тысяч человек направлены на работу в так называемые трудовые батальоны, занимавшиеся восстановлением народного хозяйства. 22 тысячи 824 несовершеннолетних размещены в детских домах или отданы в приемные семьи. И только 339 тысяч 618 человек, или шесть процентов от общего числа репатриантов, были переданы в ведение НКВД.

Кто эти люди, с которыми так жестоко обошелся сталинский режим? В основном - бывшие солдаты Власовской армии и подразделений СС, полицаи и прочие коллаборационисты, удравшие на Запад с отступавшими немецкими частями. Попадались ли среди них невинные люди? Очевидно, и такие случаи бывали. Когда требуется в короткие сроки проверить и перевезти на огромные расстояния несколько миллионов человек, случается всякое. А от судебных ошибок, как известно, не застрахована ни одна, даже самая совершенная правовая система.

В последнее время очень модной стала байка о бескорыстной военно-технической помощи Советскому Союзу со стороны Англии и США. Дескать, если б не поставки по ленд-лизу, не видать бы нам победы как своих ушей. Во-первых, помощь эта была не такой уж бескорыстной: согласно договору о ленд-лизе, США давали нам военную технику и оборудование как бы в аренду на период войны с Германией. Дескать, пока идет война - пользуйтесь, а потом - будьте любезны, верните обратно. И так бы оно и случилось, если б сразу же после окончания Второй мировой войны Запад не развязал "холодную войну" в отношении СССР.

В этих условиях советское руководство посчитало себя не связанным условиями договора о ленд-лизе и отказалось возвращать «должок» своим бывшим союзникам.

А во-вторых, не следует преувеличивать и размер военно-технической помощи. За годы войны Советский Союз получил по ленд-лизу почти полмиллиона грузовых и легковых автомобилей, 35 тысяч армейских мотоциклов, почти две тысячи локомотивов, свыше 11 тысяч железнодорожных вагонов, около десяти тысяч истребителей, более восьми тысяч зенитных пушек и многое другое. Поставки союзников сыграли немаловажную роль, особенно в начальный период войны, когда отечественная промышленность, эвакуированная на восток, еще не заработала на полную мощность и не успевала обеспечивать оружием и всем необходимым действующую армию. Однако в целом доля заграничной военной техники составила всего десять процентов от общего объема вооружения, выпущенного советской "оборонкой".

И последнее. Иногда приходится слышать, особенно из уст молодых людей, некое удивление и даже раздражение по поводу массового героизма советского народа. Дескать, а стоило ли кровь проливать ради победы? Может, сдались бы немцам и жили бы припеваючи под чутким немецким руководством? Любителям таких сентенций настоятельно рекомендуем ознакомиться с планами гитлеровской Германии в отношении славянских народов, которым отводилась единственная роль: обслуживать немецких господ. Так что никакой жизни припеваючи не получилось бы. Десятки миллионов наших соотечественников были бы физически уничтожены, а остальные горбатились бы на новых хозяев. Три года немецкой оккупации Белоруссии, например, где погиб каждый третий житель, - отличное тому подтверждение.

А потому фраза из известной песни Булата Окуджавы «" ныне нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим" как нельзя лучше отражает суровую реальность тех лет. Выбор у нас был не богатый: либо победить, либо исчезнуть с лица Земли.

Источник: ИА "Ветеранские Вести"